Александр

Александр.



Многие меня не поймут, некоторые сочтут за сумасшедшую, но после четырёх мальчишек мне очень хотелось иметь пятого ребёнка. Причём, было не важно, мальчик это будет или девочка. Не понял меня и муж. Он наотрез отказывался даже слушать про пополнение. Наконец, я уговорила его спросить совета у священника. Наш духовник ему сказал, что дети— это всегда хорошо, что Господь всегда даёт деньги на детей. Сказал, что кому-то дети не даются, а мы себе потом не простим, что поступили не по Божьей воле. Но посоветовал всё же рассчитать свои силы и всё взвесить. Когда мы вышли из храма муж однозначно сказал: «Нет. Разговор закончен.» Я разревелась. Он, смягчившись, сказал: «Ну, давай, хотя бы младший из памперсов вылезет. Через годик». Я тут же перестала рыдать, быстро собралась с мыслями и выпалила: «Замётано!»
Прошёл год. Я терпеливо ждала, не тревожа мужа по этому поводу. Я даже не «заикалась» на тему беременности. Наконец, выбрав удобный момент начала разговор: «Год прошёл, ты мне обещал через год подумать о мальчика или девочке.» Но, к моему изумлению, муж твёрдо произнёс: «Нет».

Я была в отчаянье. Я же терпеливо ждала. Не докучала, хотя можно бы повесить на видное место календарь и каждый день демонстративно зачёркивать дни. Тогда я начала молиться блаженной Матроне Московской. Знаю, что помогает она всегда, если Богу это угодно. Единственное условие, о котором при земной жизни говорила сама блаженная, это чтобы человек ходил в храм, исповедовался и причащался. Но на деле она помогала и не очень верующим, даже моей подруге буддистке, которая в отчаянии к ней обратилась. Много помогала при бесплодии.

Молилась я и Богородице. Она-то уж ближе всех ко Христу. И молитва её самая действенная. Время шло. Беременность возникнуть не могла. Но я продолжала молиться. При этом с оговоркой, чтобы всё было по воле Божией, а не как я хочу. Слёзно, всем сердцем я молилась на Рождество в храме. Подумала, что на Рождество, да ещё в храме молитва сильнее. Очень просила. Но время шло, а беременности наступить было по-прежнему неоткуда. Муж всё строго контролировал. Я уже смирилась с Божьей волей. Решила, что Господь лучше меня знает, что мне полезнее и нужнее. Как вдруг… произошла осечка. И вскоре на тесте я увидела долгожданные две полоски. Радость была похожа на ту, которую я испытывала при положительном тесте с первым ребёнком после диагноза «бесплодие».

Я очень не хотела называть сына Сашей, но тут я сама предложила мужу: «Пускай будет Александр, как ты хочешь». А муж сказал: «Нет, пусть будет по святкам». В церковном календаре в этот день среди имён других святых я прочитала: «Александр».